Мордва

крупнейший финно-угорский народ России

Мордва – самое значительное из восточнофинских племён, насчитывающее до 800 тысяч душ обоего пола и живущее в Мордовии, а также Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Ульяновской, Казанской, Самарской, Уфимской, Оренбургской и Саратовской областях РФ, в Казахстане и на Украине.
Мордва разделена на два народа – эрзя и мокша. Эрзяне в свою очередь делятся на шокшан и терюхан. Каждый из двух мордовских субэтносов имеют собственный язык: мокшане – мокшанский, эрзяне – эрзянский, оба они относятся к финно-волжской группе уральской семьи языков и имеют статус литературных. Правда, терюхане почти совершенно забыли свой язык. Они поют песни по-русски, и былины свои сказывают на русском языке.
Принято считать, что такого явления как мордовский национализм не существует. Большинство эрзян, особенно городских, от русских ничем не отличаются, и на улицах Саранска, Ковылкино и прочих Рузаевок невозможно встретить своры бритоголовых с нацистскими цацками, горланящих лозунги типа «Русские, убирайтесь вон» и «Мордовия для мордвы». Однако уже четверть века в Мордовии существует группа «Эрзянь Мастор», имеющая программной целью ни больше ни меньше как возрождение эрзянского царства от Одера до Енисея.
В большей степени Мордва являtтся представителем европеоидной расы. В то же время антропологический облик мордвы сильно дифференцирован у различных групп. Среди части мордвы-мокши распространён субуральский тип, характеризующийся относительной длинноголовостью и довольно высоким лицом в пределах уральской расы. Для большей части мордвы-эрзи характерен сурский тип атланто-балтийской расы.
Изначально вся мордва имела гаплогруппу N1c. Однако, смешиваясь с русскими, почти половина эрзян – 45,7 % – и более четверти мокшан – 26,5% – стали носителями гаплогруппы R1a1.
Предками современной мордвы и родственных ей народов были представители Волосовской культуры. Культура эта возникла в III тысячелетии до н.э. Волосовцы были представителями той части будущих финно-угров, которые сначала пришли в Прибалтику и, смешавшись, там с местными балтийскими племенами, стали предками эстонцев. ливов, веспов, водцев и прочих ныне существующих или уже несуществующих прибалтийско-финских народов. Затем, часть этих племён по какой-то причине двинулась на юго-восток и пришли в на Русскую равнину и в Поволжье.
Древнейшие сведения о мордве встречаются ещё у Геродота. Великий греческий историк V века до н. э. упоминает её под названием андрофагов, то есть, людоедов. «Среди всех племен самые дикие нравы у андрофагов. Они не знают ни судов, ни законов и являются кочевниками. Одежду носят подобную скифской, но язык у них особый», – писал о них Геродот. При этом Геродот просто перелицевал на греческий язык персидское название мордвы мардхвар, состоящее из корней «мард» – человек и «хвар» – пожирать. Такое пищевое поведение древней мордвы вполне объяснимо: эпоха была жуткая, просто жутчайшая. Настроение было гнусное. Атмосфера была мерзопакостная.
Ещё задолго до Геродота Мордва или её предки, обитавшие на границе степной и лесной полосы, испытали значительное культурное влияние живших по соседству с ней представителей фатьяновской культуры, а потом и андроновцев, о чём свидетелствуют многочисленные древние заимствования в мордовские языки таких слов, как числительные «семь», «сто» и «тысяча», названия домашних животных и сельскохозяйственной утвари.
В VI – V вв. до н. э. мордовские племена были вытеснены скифами с большей части территории Подонья. Часть их перешла на Оку, другая – на территорию Саратовского Поволжья, откуда их впоследствии вытеснили сарматы.
Столкновения с мордвой начались у русских с 1103 г., когда в летопись занесено известие о нападении муромского князя Ярослава Святославича на мордву: «бися Ярослав с Мордвою месяца марта в четвертый день и побежден бысть Ярослав». Во время войн Андрея Боголюбского с болгарами, Мордва, жившая тогда у устья Оки и далее по берегам Волги, без сомнения, подвергалась нападениям русских дружин.
В XIII веке после основания Нижнего Новгорода русские стали одолевать «поганскую мордву». К 1226 году относятся походы русских князей на буртасов, союз аланов и мокшан. В 1226 – 1232 годах Юрий Всеволодович провёл ряд удачных походов в земли буртасов. В 1237 – 1239 годах эрзянская земля была полностью разорена Батыем. Татарское нашествие значительно ослабило эрзянские земли и подчинило их татарским мурзам, мокшанское царство стало вассалом Золотой Орды. В начале 1241 года войско Пуреша участвует во взятии Люблина и Завихоста в качестве авангарда монгольской армии, но во время осады крепости Сандомир в феврале и Кракова в марте 1241 мокшане терпят значительные потери.
В отличие от мокши, признавшей в 1237 году зависимость от Золотой Орды, эрзяне отступают на север в леса и оказывают монгольским войскам сопротивление. После переноса суздальской столицы в середине XIV века в Нижний Новгород эрзя попала под власть Нижегородско-Суздальского великого княжества и некоторая часть её приняла христианство, а другая часть отступила дальше на восток, проникнув в XVII веке в Заволжье и Южное Приуралье, где столкнулась с ногайцами и калмыками.
В 1377 году эрзяне помогли ордынскому царевичу Арапше – Араб-шаху неожиданно напасть на реке Пьяне на нижегородцев и войска московского князя Дмитрия Ивановича, тем самым способствовав их разгрому и разорению татарами Нижнего Новгорода. Вслед за этим эрзяне предприняли грабительский набег на окрестности Нижнего Новгорода, но на пути домой были разбиты городецким князем Борисом Константиновичем. Зимой 1377/1378 годов Борис с суздальской и московской помощью предпринял удачный ответный поход в земли мордвы.
Русская колонизация и подчинение эрзян нижегородским, рязанским и московским князьям шли постепенно, начиная с конца XIV века. В походе Ивана Грозного против Казани участвовал темниковский князь Еникеев с подвластными ему мокшанами и мещёрой. После завоевания Казани мокшанские, а позднее эрзянские знатные роды присягнули на верность Московскому царю, и Мордовия вошла в состав Московского царства Для неё это было долгожданным спасением от опустошительных набегов кочевых племен. С целью обороны степных границ Московское государство начало строить засечные черты и укрепленные города. Под влиянием экономически и культурно более развитого русского народа ускорился процесс перехода мордвы к более прогрессивным формам производства, были восприняты от русских некоторые элементы материальной и духовной культуры, расширилось проникновение в мордовскую среду русского языка, что способствовало укреплению экономических связей с соседним русским населением-
Мордва не поднималась против русских, её крещение и обрусение шли с успехом. Для большего успеха мордовские села стали раздавать монастырям, в той надежде, что духовные власти еще ревностнее позаботятся об её крещении, чем служилые люди. Окрестившимся давали важные льготы от податей. Новообращённые часто не понимали новой религии, а ревностные язычники срывали с себя кресты и уничтожали иконы; тогда против них отправлялись войска, и виновные жестоко наказывались, в частности приговаривались за святотатство к сожжению.
Уже в первой половине XVII века мокшане и эрзяне переселяются за Волгу, а в XVIII веке широко расселяются по Самарской, Уфимской и Оренбургской губерниям.
Создание Саратовско-Оренбургско-Челябинской линии крепостей сделало возможным дальнейшее продвижение эрзян на Урале. Многие эрзянские поселения на Урале появились после проникновения сюда русского населения. Оставшиеся на прежних местах всё более и более обрусевали.
К началу XVIII столетия высшую прослойку в мордовском обществе составляли мурзы и тарханы, приравненные в правах к русским служилым людям. Они владели обширными поместьями и крестьянами и не платили податей. Мурзы назначались в походы, несли станичную и сторожевую службу. Впоследствии многие из них крестились, закрепили за собой вотчины и вошли в состав русского дворянства. В дальнейшем большая часть местного служилого дворянства измельчала и обеднела.
После первой ревизии – 1724 г. мордовское население было причислено к государственным крестьянам и уравнено в правах с русским тягловым крестьянством. Оно должно было давать рекрутов, посылать артели на постройку Петербурга, на строительство флота и другие работы, уплачивать в казну ямские деньги, нести обязанности ямской службы и т.п. Мордовское население, жившее на землях дворцовых вотчин, с образованием уделов – 1797 г. стало числиться крестьянами удельного ведомства. Некоторая часть мордвы была приписана к винокуренным, поташным и красильным заводам для выполнения в определенный срок заводских работ, которые засчитывались за подати. Часть местного населения стала монастырскими крестьянами. Наконец, значительную группу среди мордвы составляли крепостные барские крестьяне; по данным десятой ревизии – 1858 г., их насчитывалось до 20%.
К середине XIX в. Мордва считалась христианизированной. Однако длительное время, еще продолжали сохраняться дохристианские верования. Часто церковные и языческие обряды сосуществовали, тесно переплетаясь между собой. Многочисленные древние мордовские божества, олицетворявшие силы природы, считались преимущественно женскими существами, как, например, мать леса – Виръ-ава, мать воды – Ведъ-ава, мать ветра – Варма-ава, мать огня – Тол-ава и др. По всей вероятности, эти представления возникли у мордвы еще в ту отдаленную эпоху, когда в хозяйстве и общественной жизни ведущая роль принадлежала женщине. Поэтому даже домовой, называемый Куд-ава – мать дома – был женщиной.

Луговые моления мордовских язычников
Накануне Великой Октябрьской социалистической революции почти 37% крестьянских хозяйств Мордовии были безлошадными, более 20% – бескоровными и около 18% всех крестьян совсем не имели посевов или засевали меньше одной десятины.
Советский строй коренным образом изменил жизнь мордовских крестьян. В первые же дни после Октябрьской революции крестьянство Мордовии получило дополнительно около 800 тыс. десятин лучших земель, которыми ранее владели правящие классы и кулаки. Трудящимся крестьянам на льготных условиях отпускались кредиты на приобретение скота и инвентаря, выдавались семена для посева.
В июле 1928 года на заседании Совета народных комиссаров по вопросу создания Эрзяно-Мокшанского округа Н. Г. Сурдин предложил назвать округ Мордовским, на основании того, что названия народов «мокша» и «эрзя» не на слуху, а «Мордва» известно всем русскоговорящим. 16 июля 1928 года Всероссийский ЦИК и Совет Народных Комиссаров приняли решение о создании Мордовского округа в составе Средне-Волжской области.
Широкое расселение мордвы за пределами основной этнической территории, межнациональные браки привели к тому, что численность мордвы стала сокращаться еще в советское время, это процесс показала уже перепись 1959 года. Дело в том, то потомки смешанных браков предпочитают записывать себя русскими.
Костюм мордвы самобытен и красочен. При значительном сходстве выделаются мокшанский и эрзянский комплексы одежды, внутри которых существуют свои различия. В состав женской одежды входила рубаха, которую носили с поясом, а у эрзи со сложным набедренным украшением – пулай, пулагай, пулакш, который девушка надевала в первый раз в день совершеннолетия. На вороте находилось специальное украшение-застежка – сюлгам, сюлгамо. Обильны были другие украшения – сложные нагрудники из бисера, шерстяных кисточек, монет, бусы, серьги, браслеты, кольца. Эрзянки носили высокие головные уборы с длинной, спускавшейся на спину украшенной лопастью из холста, мокшанки – двурогие головные уборы и тюрбанообразные повязки. Женщины носили остроносые кожаные сапожки со сборками, украшенные красным сафьяном, повседневной обувью были лапти. Мокшанки носили вязаные наколенники.
Поселения мордвы разнообразны. Уже в русских летописях говорится о селах, погостах, зимницах и твердях – городищах-убежищах, с конца 13-начала 14 в. появляются города. Для северных районов проживания мордвы был характерен гнездовой тип расселения, при котором деревни располагались группами. Планировка поселений была разнообразна – беспорядочная, круговая, рядовая, радиальная и уличная. Различны были размеры поселений – от 150-300 дворов в лесной зоне и до 1000 дворов в южных степных районах. Постройки в основном были срубной конструкции, предпочтение при строительстве отдавалось сосне. Основным кровельным материалом на юге была солома, в северных районах использовался тёс.

Эрзянская изба
Жилище мордвы было либо двухраздельным - жилая часть и сени, либо трехраздельным, когда эти два помещения дополнялись горницей. Планировка жилой части была в основном среднерусского типа: печь располагалась у двери в одном из углов, устьем была обращена к окнам передней стены, по диагонали от печи располагался передний угол. Вдоль стен набивались широкие лавки, лавка сбоку от входной двери завершалась вертикальной доской с верхом, вырезанным в виде конской головы. У мокши в простенке между печью и задней стеной устраивался широкий дощатый настил. Под потолком делали полати для спанья, рядом с печью стоял шкаф-ларь для посуды, на стене у печи подвешивалась для хранения ложек ложкарница, сделанная из прутьев, лыка, бересты или дерева. Для мокши был характерен открытый двор, для эрзи – закрытый, иногда двухэтажный. В состав жилищно-хозяйственного комплекса входили сараи, хлев, конюшня, баня с печью-каменкой и другие постройки, а также полуземлянка из двух помещений, в которой хранили особо ценное имущество, в частности зерно и одежду, летом здесь спали. На улице напротив дома ставился виход – погреб с наземной надстройкой.
Орудия обработки земли были очень сходны с русскими. Пахали сохой – сока с перекладной полицей и широко расставленными перовыми сошниками. Глубина вспашки была небольшая, всего 4 – 5 см. У мордовского населения Казанской губернии был распространен татарский сабан. В Самарской губ. и на луговой стороне Саратовской губ. в конце XIX в. соху вытеснил плуг украинского образца. Сеяли чаще всего вручную.

Мордовская соха
Боронили деревянной бороной – инзама, связанной из сучьев, с деревянными зубьями, а с конца XIX в. – рамной бороной с железными зубьями. Жали рожь серпом – тарваз с зазубренным краем, который ничем не отличался от русского. Молотили различными способами. Наиболее распространенным орудием молотьбы оставался цеп – тяляма у мокшан, пивсэма у эрзян.
Важное значение в хозяйстве имела конопля, называемая по-эрзянски кансть, а по-мокшански – каньф. Обраоботка шерсти – преимущественно овечьей; и волокон конопли и льна у мордвы производилась теми же способами, что и у других народов Восточной Европы. Орудия прядения и ткачества не отличались по своему типу от применявшихся соседним русским населением. Наиболее распространено было прядение с помощью веретена – кштирь по-мокшански, штере – по-эрзянски и прялки – пакаръ – по-эрзянски, лапа по-мокшански. У мордвы-эрзи преобладали прялки лопатообразной формы с донцем, у мокши – палкообразной формы без донца
Скотоводство было дополнительным занятием к земледелию. Крестьяне держали коров, овец и птицу: кур и гусей. Рабочим скотом была лошадь. Способы пастьбы скота и ухода за ним у мордвы были такие же, как у соседних русских крестьян.

Москва глазами китайцев
Английские морпехи примёрзли к памперсам и отказались от участия в учениях
Норвежские дети перенимают русский язык
Чтобы избавиться от гастарбайтеров, надо возродить ЛТП
Норвегию насилуют мусульмане
Если русские танки пойдут на Киев, они остановятся только в Лиссабоне

Зверства японцев на нашем Дальнем Востоке

Голландцы о русских

Англичане о русских

Америка заменила веру в Бога поклонением деньгам и евреям
Японцы произошли от чукчей
Наш Дальний Восток на китайских картах
Интересные факты о русских с точки зрения китайцев
Китайцы о Путине 中國有關普京
Японцы требуют уже и Сахалин
Американцы о русских
Американцы о русской армии

Китайцы о русской армии
Евреи в Вермахте
Евреи-полицаи
Мигранты из Средней Азии – угроза нашим детям

Детей в Китае не жалеют

Северные корейцы не знают, что такое гомосексуализм
Китайцы разбирают казнимых на органы

Во что верят китайцы

Лагман
Плов
Манты
Сырники

Auto Web Pinger


Рейтинг@Mail.ru