список материалов

На каком языке говорили наши предки

В незапамятные времена существовал Древнерусский язык, на котором говорили предки славянских, иранских, германских и романских народов.
Древнерусский язык был развитым флективным языком, в котором существительное изменялось по трём числам и восьми падежам, а глагол по трём временам, двум залогам и четырём наклонениям. Порядок слов был свободным.

Основной единицей языка было корень-слово. Эти корни обычно называют симплексами или примитивами, и хотя такие термины не очень сложны для понимания и запоминания, мы, тем не менее, будем в дальнейшем использовать определение «первооснова». Во-первых, потому что слово это русское, а во-вторых, чтобы не уподобляться нашей учёной братии, которая нарочно заменяет русские слова греческими или латинскими, дабы глупость их высказываний не была столь очевидна для налогоплательщиков, на деньги которых они существуют. Впоследствии к двубуквенным первоосновам стал прибавляться ещё один звук, и трёъбуквенные слова мы будем называть второосновами.

Наш древний язык был первоначально нагромождением согласных или, как говорят на своей научной фене серьёзные учёные, обладал избыточной консонантностью. Из индоевропейских языков избыточная консонантность отчасти сохранилась лишь в армянском. Вспомните в этой связи армянское имя Մկրտիչ (Мкртч), в котором вообще нет ни одной гласной! Единственным гласным звуком в нашем тогдашнем языке был звук «ы», но не просто ы, а ы-краткий. На письме мы его будем обозначать болгарской буквой «ъ», поскольку по своему звучанию она ближе всего к этому звуку, хотя в международном фонетическом алфавите наш ы-краткий обозначают как [ŭ]. Он помимо воли говорящего всё время проскакивал между согласными. Со временем появился и его мягкий вариант, который теперь выглядит как «й». Многие слова были без гласных или гласные были настолько редуцированными, что их пришлось заменять твёрдым и мягким знаками. Кое же где нам придётся использовать юсы – большой – ѫ и малый – ѧ.  Первый из них обозначал носовое о, а второй – носовое е. В современном русском языке эти звуки не сохранились, оставшись лишь в польском. К Х веку большой юс ѫ превратился в [у], а малый ѧ – в [я]. Тем не менее, в старославянском они играли существенную роль. Существовал в древнерусском языке и звук ў, сохранившийся в белорусском изводе русского языка, а также звук ДЗ, который мы будем, как это было в кириллице, обозначать буквой S(зело). Позднее в нашем языке появились дифтонги ой, эй и оў, из которых уже совсем недавно – в V—VI веках н. э. – появились, соответственно, ѣ[ě], и[i], о[o].
От древнерусского языка довольно рано отпочковался древнегреческий, который, тем не менее, сохранил с ним определённое родство. Конечно, описать весь язык в рамках этой статьи невозможно, но по представленному ниже материалу можно составить о нём представление и сделать собственные политически вредные выводы.
Обычно такие слова транскрибируют по-латыни, добавляя всякие диакритические знаки, но здесь для удобства прочтения все слова написаны современными русскими буквами, которыми, в отличие от латинской графики, можно передать любую фонетику.
Начнём с древнерусских местоимений. Практически все они совпадают с русскими

Аг (позднее – аз) – я, произошедшее от окончания глаголов первого лица единственного числа.
Тъ – ты, обращение к одному
Въ – вы, обращение ко многим
Ва – обращение к двоим.
Вѣ – нас двое. От этого же слова происходит и английское We.
Ны – мы

Нас, а также ны – нас
Нама – нам двоим

Менѧ, а также мѧ – меня
Мене – мне
Тобойё – тобой
Вама – вами двоими
Вами – вами
Тебе – тебе
Ваю – вам двоим
Вам – вам
Наю – нас двоих
Ваю – вас двоих
Вама – вами двоими
Нама – нами двоими

Теперь перейдём к существительным.
У древнерусских существительных было три рода – мужской женский и средний, а изменялись они по числам и падежам. Чисел в те времена было три: единственное, множественное и двойственное. Двойственное число применялось тогда, когда речь шла о двух предметах, и если во множественном числе существительные имели окончание -и или -ы, то в двойственном они заканчивались на -а или на -я. Так, если лошадь была одна, говорили «лошадь». Если лошадей было много, говорили «лошади», а если лошадей было две, говорили «лошадя». Многие до сих пор задумываются, почему мы говорим «рукава» а не «рукавы», «ворота» а не «вороты», «глаза» а не «глазы». Да именно потому,   что эти предметы парные, и поскольку их по два, то к ним применяется парадигма двойственного числа, которая для большинства слов уже не работает.

Древнерусские существительные склонялись по восьми падежам. В других древнерусских языках падежи частично или полностью пропали, а в русском они сохранились. именительный падеж существительных первоначально имен окончание -ц ли мужского рода -ица – для женского и -ьце или -ьцо – для среднего. В греческом языке от него остался суффикс - ος (-os), в латыни – -us/-um. Сохранился -as/-is и в литовском. Однако позднее это окончание отпало и форма именительного падежа слилась с формой винительного. Правда, в некоторых словах эти окончания сохранились до наших дней, например, лисица, волчица, песец, заяц, сердце, но эти бывшие окончания слились теперь с корнем, и при изменении падежа (лисицы, зайцу, песца, сердцем) не выпадают.

Склонение существительных на примере слова «вылкъ» – волк

  Единственное Двойственное Множественное

Именительный

 вылкъ

вылка вылци

Родительный

(ради) вылка

 вылкоў волцех

Дательный

  (къ) вылку

 вылкома влцем

Винительный

 вылк

 вылка  вылци

Творительный

 вылком

вылкома вылками

Отложительный (отвечает на вопрос откуда?)

вылкот

(впоследствии полслелог -от превратился в предлог от)

(отъ) вылкома  вылков

Местный (отвечает на вопрос где?)

 у вылка

у вылкоў у вылцѣхъ

Звательный

 Вылче!

Вылка! Вылци!
   

Существительные также делились на одушевлённый и неодушевлённые. Причём у многих предметов мог быть и одушевлённый аналог. Так, огонь обозначался двумя разными словами – одушевлённым «ъгнь» и неодушевлённым «пьръ». От последнего происходят староанглийское fȳr, превратившееся теперь в fire, греческое πῦρ, от которого происходят пироманы и пиротехника, а также русское слово «пир», первначально обохначавшее весёлый поминальный пир у погребального костра.
Батырь – отец, батя, украинское батько, болгарское баща (читается – башта). Если верить польскому лингвисту Ежи Курыловичу, то основным индоевропейским отцом был пътер, в котором «ъ» представляет собой нечто среднее между «ы», «о» и «у». Немецкий лингвист Франц Бопп считал, что первоначальным значением этого слова было защитник, поскольку «па» означало ограду. Однако наш учёный Пётр Алексеевич Лаврвский ещё в 1867 году в своей работе «Коренное значение в названиях родства у славян» убедительно доказал, что первоначально первый согласный был звонким, но в латинском «б» оглушилось и сменилось на «п», в результате чего получился pater, а в германских оно сменилось на «ф», и получились father и Vater. Лишь в русских языках сохранялся первоначальный звонкий «б». Правда, на основе неправильного истолкования фрагмента Ипатьевской летописи, Лавровский ошибочно полагал, что «батѧ» происходит от брата, но русский филолог-славист, этнограф, палеограф. Академик Петербургской Академии наук Измаил Иванович Срезневский шесть лет спустя в монографии «Замечания об образовании слов из выражений» исправил и эту ошибку.
Атта – отец. Многие считают, что слово «отец», которое пришло к нам из церковнославянского, основанного на староболгарском, происходит от тюркского «ата». Однако, оказывается,  слово «атта» в том же значении существовало ещё в индоевропейском языке-основе. От него в ещё хеттском языке, существовавшем в первой половине второго тысячелетия до нашей эры, имелось слово attas, в современном албанском – слово atё, а также atta в готском. Даже в древнегреческом было слово αττα. Скорее всего, первоначально это было просто уважительное обращение, так как в слове батырь скрывался корень -бать– из слова йбати, которое во многих языках попало в состав табуированных, а впоследствии и неприличных. Известно, что в Древней Греции этим словом обращались не только к родному отцу, но и к старшему мужчине.
Тем не менее, атта в том же самом значении есть не только в индоевропейских, но и практически во всех тюркских языках и почему-то даже в эскимосском.
Матерь – мать. От этого слова происходят и стараславянское матерь, и латинское mater, и английское mother, греческое μήτηρ, персидское مادر (mâdar) и санскритское मातृ (mātr) Но если батерь происходить от йбати, то матерь от ймати, точнее от среднего залога этого глагола, который обозначался окончанием -ари. То есть, слово «йматари» означало «быть имеемой».
Братырь – брат. В латинском б сменилось на f и получилось frater. В английском почти ничего не изменилось, и получилось brother. Близко к нему и немецкое Bruder.  Первоначально  братырь обозначало инкорпорированного члена общины, то есть, принятого в племя чужака – пленника или мужа общинницы. Для братьев же существовали более ранние термины, один из которых – агак – обозначал старшего, а другой – юн – младшего брата. Потомок слова «ағак» до сих пор есть в армянском языке в виде ավագ (аваг), и от этого слова происходит фамилия украинского министра внутренних дел.
Позднее, когда братырь был переосмыслен как родной брат, принятый в состав общины стал называться термином зять.

Помимо слова для обозначения родного брата, специальное слово было и для двоюродного. Назывался он словом «братан».
Сэстрь – русское сестра, немецкое Schwester и английское sister
Доштырь – дочь. От него происходят русское «дочь» (во множественном числе – дочери), авестийское dugədar, санскритское दुहितृ ‎(duhitṛ), древнегреческое θυγάτηρ, персидское دختر ‎(doχtar), немецкое Tochter и английское daughter. Даже по-армянски дочь и то произносится как դուստր (дустр). Слово это соответствует названной общеиндоевропейской фонетической форме, не обнаруживая также и серьезных отклонений в своём смысловом значении. В давние времена бытовал обычай публичной дефлорации. Это предохраняло жениха от возможности взять в жёны беременную невесту и воспитывать неродного первенца. Поэтому на глазах двух общин — общины жениха и общины невесты старейшина рода своим посохом, который назывался словом «стьрь», стрил, то есть, ширил невесте влагалище. Обычай же дефлорации, который также назывался словом «стьрь», дожил даже до тех времён, когда «ст-» превратилось в «шт». Тогда посох этот стал штырём, а девицы, которым пройти испытание этим штырём ещё предстояло, и назывались доштырями.

Дайвер – брат мужа, в современном русском – деверь, в санскрите – देवृ ‎(devŕ), по-армянски – տայգր ‎(taygr), по-гречески – δαηρ ‎(dāḗr).


Двúна – брат по матери.

Сын – старославянское сынъ, санскритское सूनु (суну), древнерусское сынъ, русское сын, украинское син (читается как [сын]), белорусское сын, польское syn, нижнелужицкое syn, полабское suonka, чешское syn, словацкое syn, словенское sin, древнесербское сынь, сербское син, болгарское син, немецкое Sohn и английское son происходят от одного из старейших слов, которое отдними исследователями считается неэтимологизируемым, в то время как другие считают его этимологию совершенно ясной и потому не требующей дальнейшего выяснения. Учёные, входящие в эту вторую группу, утверждают, что слово «сын» происходит от праиндоевропейского suHribs, и означает «сын». На этом объяснения считаются исчерпанными. Прежде всего, следует обратить внимание на наличие в корне этого слова звука «ы». Этот звук, называемый учёной братией неогубленным гласным среднего ряда верхнего подъёма, чередуется со звуком «у» и звукосочетатием «ов», сохранившимся в слове «сыновья». Такое же чередовашие можно встретить, например, в последовательностях беседы → беседовать → беседуют; доходы → доходу → доходов; ежу → ежи (звучит как [йэжы]) → ежовый; столы → столу → столов; морды → морду → мордовать; слушать → слышать → слово, и сразу станет ясно, что чем было раньше. Так вот. по этому правилу чередоваться должно не только сыны → сыну → сыновья, но и корневая гласная сын → сун → совн. Просто, поскольку эта гласная корневая, а корень в изменении словоформ не участвует, в современном языке нет условий для её чередования. Однако этапы преобразований слова по такой схеме чётко просматриваются: «сын» происходит от «сун», а «сун» происходит от соун. Теперь посмотрим, есть ли у какого-нибудь из этих слов однокоренные слова. На язык сразу просится глагол «сунуть», у которого есть супплетивная форма «совать». По смыслу эти слова

Если же мы призовём на помощь языки, отделившиеся от нашей столбовой ветви на разных этапах развития языка, то эта связь начнёт отчётливо прорисовываться. Так, в санскрите сын звучит как суну, на латыни как sunus, а по-староанглийски как sunu.

От слова «сын» происходит и слово «сноха», которая в некоторых русских диалектах до сих пор называется сыновкой. На санскрите, происходящем от языка, отделившегося от нас лишь в середине II тысячелетия до наше эры, сноха звучит как снуша, но в языках народов, ушедших от нас раньше этого рубежа, этого термина либо вообще не существует, либо он,как например, латышская vedekla, происходит вообще от другой основы.

Ребёнок

Большинство лингвистов считает, что слово «ребёнок» происходит от древнеиранского слова «орб», первоначально имевшего значение сирота. От него происходит латинский orbus (от которого происходит английское orphan), армянское որբ (орб) и греческое ωρφανός. Все они означают сироту. А поскольку в традиционных обществах сирота как правило становился рабом, то на этом основании многие исследователи посчитали, что ребёнок первоначально был рабёнком, точнее, робёнком, так как у южных славян раб называется роб, а *реб– получено из *роб– в результате старой ассимиляции гласных. Но в 1950-х годах в этой общепринятой теории впервые усомнился польский языковед-славист Казимир Ништ. Ништ напомнил миру о том, что в его родном языке есть слово «robaki», обозначающее червей, насекомых и вообще все мелкие существа, в северо-польском говоре оно означает ещё и мальчика. Однако достоверное объяснение происхождения слова «ребёнок» нас ждёт в том случае, если мы влезем не в польский,  а в санскрит – литературный язык Древней Индии, который наиболее близок к раннему общедревнерусскому языку. Там-то мы и встретим слово रेभति (ребхати), обозначающее кричать и реветь. Правда, для того, чтобы реветь по-звериному, в санскрите существовала слово रव (рава), а для того, чтобы рыдать по-взрослому – слово रोदन (родана). Но именно от глагола ребхати происходило существительное रेभ (ребха), то есть, рёва, и причастие रेभण (ребхана), то есть, ревущий.  Значит, ребёнок это вовсе не рабёнок, а ревёнок.
Наряду со словом «ребёнок» для обозначения этого же понятия  применяется сейчас также пи слово «дети», имеющее в единственном числе редко сейчас употребляемую форму «дитя». Слово это происходит от  дэхти общего предка с санскритским словом धयति (даяти), имевшим значение «сосать». От этого же предкового слова происходит и слово «доить». В староармянском грабаре դահեակ (дахеак), означающее кормилицу или повивальную бабку. В русском корме слова «дети», есть ещё и простонародное титька, тоже произошедшее от дэхть в результате оглушения «д». В новоанглийском есть происходящее от него слово teat – сосок, а в староанглийском существовало delu – доить, до нашего времени не дожившее, и теперь англичане доят коров посредством глагола to milk.
Есть в славянском языке ещё и слово «чадо». Лингвисты выводят его из реконструированного праиндоевропейского слова ghelt, обозначающего матку. По их мнению, пройдя ряд многоступенчатых преобразований, гельт в конечном итоге и превратилось в русское чадо, и английское child. В чём недостаток этой этимологии, так это в том, что предполагаемый словопредок не совпадает по смыслу с тем словом, словопредка которого мы ищем, и хотя чадо и появляется из матки, чадо и матка отнюдь не одно и тоже. В решении этой проблемы нам поможет глагол чати. Чати (в более раннем варианте – кати) первоначально означало отрезать. Отсюда початый, начатый, часть. С ним полностью совпадает санскритское च्यति (chyáti). Однако в нашем языке путём прибавления префикса за- из этого слова удалось получит нечто противоположное его первоначальному значению. Подобным образом в самое новейшее время появился глагол запилить, как слово, противоположное понятию выпилить. Точно по такому же закону появился и глагол зачать. Слово же чадо стало от него отглагольным существительным.
Жен – жена, женщина. Чтобы разобраться, откуда произошло это слово, нам снова поможет санскрит. В этом языке имелся некогда глагол जनति (джянати), означавший рожать. Его страдательное причастие прошедшего времени, то есть, рождённый, звучало как जात (джята). Для русского языка звук дж совершенно не характерен, и потому ни в одной русской азбуке нет  буквы, аналогичной букве джакар (ज). Однако в русском языке вполне прижился звук ж, в своё время чередовавшийся с г. От этого слова в старом варианте с г происходит латинское genus – род.
Мырд – муж, мужик, человек. Первоначально – лоб. От него происходит армянское մարդ (мард), персидское مرد (мард), санскритское मर्त (марта). Человека от животного отличал голый лоб – другие части лица были закрыты бородой. Впоследствии в слове человек морду заменили на более благозвучное чело. Многие думают, что մարդ, مرد и मर्त произошли от морт, то есть, мёртвый, в смысле смертный. Однако эти слова разнились уже в самой глубокой древности: мёртвый звучал как мрьтў, а лоб как мырд.

Вавилонский бог Мардук также происходит от этого слова. Точнее, от двух слов – Мард и Дэўк. Последнее означало вождя. Таким образом, Мадук это «вождь людей».
Арь – мужчина, воин. От него происходит суффикс -арь (-ярь), обозначающий профессию: бочкарь, ложкарь, дегтярь, звонарь, лекарь, пахарь, пекарь, писарь. Отсюда же английский суффикс -er, шведский -are, голландский -aar.

Арати – пахать. От него происходят также латинское arāre, греческое ρόω, староанглийское erian.  Пахать землю арии начали самыми первыми на планете, а остальные народы научились этому у них.

Ардз – земля. 
Нæпт – племянник. На санскрите नप्तर् (напат) тоже племянник, но ещё и внук.
Нæпть – племянница. Отсюда латинское neptis и староанглийское nefa, ныне превратившееся в nephew.
Дэвр – деверь (брат мужа)
Свькр – свёкр. От этого же слова происходит и староанглийское sweor, и санскритское श्वशुर (свасура)
Свькрь – свекровь
Снышь – сноха
Сват – сват
Свать – сватья
Сватьва – свадьба
Спърва – спор
Тьшт – тесть
Тьшть – тёща
Кьньг – вождь. Отсюда и king, и König, и князь. «Г» в русском сменилось на «з», но осталось в слове «княгиня». Кстати говоря, «г» на «з» менялось очень часто. Так, например, древнерусское гимь превратилось в русское зима.
Гзар – царь, заря, жар.  Индийское название кшатриев тоже происходит от этого слова. .
Дырын – оружие. Сразу вспоминается украинский дрын, но при помощи того дырына дырявили.

Дырявить можно было и оружием под названием свердо. Корень этот сохранился в русском слове «сверлить». В древнегерманском же языке от него происходит слово swerdą, потомками которого стали датскиий sværd, голландский zwaard, немецкий Schwert и английский sword.

Скхит – щит
Лук – лук, как стреляющий, так и растущий
Лучь – стрела (мягкий знак потому что женского рода, не путать с лучём света, с которым это понятие впоследствии смешалось), а также и спица колеса. Первоначально лучью было копьё, а ещё раньше – заострённая палка, поученная путём лучения какой-нибудь деревяшки.
Стрел – прямой. Во многих языках это слово доминировало ещё тысячу-полторы лет назад. В древненорвежском, старошведском и стародатском она называлась stråle. В староанглийском же она называлась stræl. Называлась она так до тех пор, пока в среднеанглийском не появилось слово arwe, позднее превратившееся в arrow. Но и теперь в английском есть слово strale.
Отправляли стрелу в полёт при помощи стрѣнга, и этот самый стрѣнгъ впоследствии стал русской струной английским string’ом, датским streng’ом, шведским sträng’ом и даже древнегреческим странгосом (στραγγός).
Рад – луч, ответвление, а также спица колеса. Отсюда происходит и латинское radius, и русское радоваться, и английское road. Тут так и хочется сказать, что всё это происходит от задорновского «Ра», но вопрос пока требует дополнительного изучения.
Слѣдъ – сани. В английском они до сих пор называются sleigh, sledge и даже sled, в норвежском slede, в шведском släde, а в датском – slæde.

Крък – гнутый. От него происходит русский крюк и английское crook(ed).
Крѣп – крюк. От более раннего варианта кѣрп происходите серп, который своей кривизной тоже напоминает крюк. К в этом слове в нашем языке изменилось на С в результате сатемизации.
Крив – топор. Кривичи называются кривичами не потому, что их прародитель был кривым, а потому что владел ритуальным топором. Поднимая этот топор, он созывал народ на вече. Впоследстви топор у старейшин сменился загнутым посохом, который назывался кривулей. В литовском же языке кривулей (krivūlė) называется сельское собрание.

Секль – коса. Происходит от глагола 'сѣкти' – сечь, подсекать. От нашей косы происходят латинские sēcula (коса) и securis (топор). Отсюда происходит и sax.
Долъг – длинный. От этой же основы происходят староанглийские tulge tylg, tylgest, греческое δολιχός (долихос). Что интересно, дорога тоже происходит от этого слова, хотя некоторые исследователи и считают, что дорога происходит от слова «драть» и означает «продранное в лесу пространство». Однако санскритское दीर्घ (дирга) бенгальское দীর্ঘ (дрига) авестийское darǝga, древнеперсидское дарга и осетинское доргъ, означающие «длинный», подтверждает не их предположение, а именно происхождение дороги от слова «долъг». Само же прилагательное «долъг» происходит от существительного «дол», означающего дол, ущелье, овраг. От него произошли староанглийское dæl, готское даль, немецкое Tal.
Дын – сток, поток. Отсюда и Дон, и Дунай, и дно.
Дом – загон для скота. Отсюда латинское domāre – приручать и более позднее латинское же domesticus – домашний. В греческом языке оно превратилось в название жилища и в таком виде попало в русский уже из Византии.

Хѫть – времянка, хижина. От него произошли и немецкое Hütte, и английское hut, и санскритское कुटि (кути).
Хоз – дом. От него осетинское хæдз, германское Haus, датское hus, английское house. В русском языке от него путём прибавления к существительному хоз глагола яти (владеть) произошли слова «хозяин» и «хозяйство». Фасмер же пытался навязать всему миру мысль, что хозяин происходить от тюркского ẋоǯа.
Дурк – дурак. Как видно, слово это отнюдь не происходит от турецкого «durmak», где оно означает остановку.
Мьждь – середина, между.   Слово между является по происхождению местным падежом двойственного числа старославянского существительного междь.
Мæг – могучий. Отсюда же приставка мега – от древнегреческого μέγας – и английское muсh.
Страх – бьес. Аналогия с бесом напрашивается сама собой.
Дывьрь – дверь, проход, отверстие
Дырти – рвать, дырявить, драть
Око – глаз. От него и oculis, и санскритский अक्षि (акси), армянское ակն (акн), прусское и литовское окис, английское eye. Что же касается современного русского глаза, то он происходит от глагола глати, означающего блестеть, от которого также происходит с прилагательное гладкий, а также английское glass – стекло.

Орот – рот. Отсюда  орати – кричать (не путать с арать – пахать).
Аушо – ухо
Дат – ладонь, давать, дарить 
Арма – рука. Отсюда английское arm

Лѫбь – губа. Отсюда и русский глагол лѫбти – любить, и санскритский लुभ्यति. В английском потомками этого слова является, во-первых, существительное  lip, которое тоже обозначает губу, а во-вторых, глагол to love, пришедший от нас в староанглийский, где оно выглядело как lufu, через древнегерманское lubō. Lip же пришло уже в среднеанглийский в виде lippe через старофранцузское lepe, куда оно попало из стародатского, где имело вид leppa. В русском  до наших дней лѫбь не дожила. Её корень сохранился лишь в существительном улыбка,  простонародном глаголе лыбиться и устарелом церковнославянизме лабызать. Её вытеснила губа. Причём сначала эта губа была половой. На санскрите слово गभ(габха) обозначает именно срамные губы и половую щель. На произошедшем же от санскрита современном хинди теперь этим словом обозначают беременную. Было в санскрите и слово, очень похожее на наше слово губастый. Звучит оно как गभस्ति (габасти), но переводится как вилка, зубья которой и называются губами.

Скўерн – скверна, навоз. От него через древнегерманское skarną происходит происходят английские scarn, shearn и shern, а также греческое σκῶρ (skôr) и латинское cerda.

Чер – рог. От него чёрт. См.: Почему чёрт называется чёртом

Брвь – бровь, мост, перекладина. Отсюда же вторично происходит и бревно.
Кьрд – сердце, средь, греческое καρδία, английское heart (К превратилось в Х по закону Гримма.)
Пэс – половой член
Хуй – дудка

Кукиш – женские лобковые волосы.

Ёрза – яйца (мужские) в двойственном числе. От них же происходит и глагол ёрзать.
Пълн – полный, в смысле не пустой.
Сьрд – сердце, середина, среда окружающая.
Лизак (более раннее – йинзанг) – язык. От него лизати – лизать. Слово, происходящее от этого корня встречается почти во всех индоевропейских языках, например армянское լիզում (lizum), персидское لیسیدن (lisidan),  латинское lingua.  Пройдя другим путём, йинзанг также превратился и в нынешний язык.
Гълва – голова и лысина. От значения «лысина» происходит и русское «голый». Отсюда и латинское calva – череп. Само слово «гълва»; происходит от «гълть» – наконечник, навершие, набалдашник.

Ногълть – ноготь. Образование этого слова стало результатом слияния корней слов «нога» и «гълть». То есть, ноготь это наконечник ноги.

Нос – нос.
Пясть – кулак. От него происходят немецкое Faust и английское fist. В сответствии с законом Грима, наше «п» в германских языках сменилось на «f». Существовало также слово «мышт» с тем же значением.
Наг – голый. Отсюда и нагой, и обнажённый, и английское nike, и литовское nuogas, и датское nøgen, и немецкое nackt
Бос – стопа. Отсюда и русское босой, и литовское basas.

Под – подошва стопы, ступня. От пода также происходят санскритское पद् (пад), староанглийское fōt, превратившееся в английское foot.
Мърт – смерть.
Бел – свет. От него же происходит и русское белый, и латышское baltas.

Квейт  – белый, цветок, цвет.  Происходит от общеиндоевропейского weytos – сияние.   После перехода нашего к в германское χ появилось hwīt, которое со временем превратилось в английское white и немецкое weiß. На санскрите свет произносился как श्वेत – света, а белый как सफ़ेद – сафеда. В таджикском же до сих пор белый звучит как сафед.
Свад – сладкий. На санскрите это слово звучало как स्वादु – свада. От этого свад происходит древнегерманское swōt, превратившееся впоследствии в немецкое süß, датское и норвежское sød, шведское söt и английское sweet.  

Стеўк – стук, молот
Ныменѧ – имя. Происходят от этого слова не только санскритское नामन् (наман), осетинское и таджикское ном, армянское անռւն (аман), латинское nomem и английское name, но и финское и эстонское nimi, саамское nemё и венгерское név происходят от древне-предревнерусского слова. Дело в том, что до контактов с нашими предками предки финно-угров не знали даже понятия имени. Само же понятие Ныменѧ  является результатом слияния двух местоимений: ны и меня. То есть, «мы называем меня».

Зваг – тоже имя. Происходит от глагола звати.
Звонк – звук, звон, звонок. В результате монофтонгизации дифтонгов, каковым был и дифтонг -он, на его месте появился звук ѫ, и звонк, который ранее вообще звучал как звонкос, приобрёл в старославянском вид или, если записать по-научному – zvǫkъ. Тем не менее, сохранился и вариант слова, в котором дифтонго -он не подвергся монофонгизации. от него-то и произошли все звоны и звонки.
Йайг – яйцо, отсюда также и английское egg.
Нохть – ночь. Отсюда и латинское nocte, и английское night, которое в старину читалось так, как пишется, и только недавно «gh» превратилось в «й» при прочтении.
Ўтра – утро и завтра
Морве – утренняя заря. От этого слова происходит русское марево, староанглийское morrow, ныне превратившееся в tomorrow.
Ўедро – погода. Ведёт начало от глагола вейти  веять, дуть. Отсюда и английское weather, и немецкое Wetter, и даже русское вёдро, которое не следует путать с ведрóм, хотя оно тоже происходит от корня  Ўед – мокрый, от которого происходит и английское wet с таким же значением.
Ўетьр – ветер – тоже от глагола вейти.
Ўиғр – вихрь, от которого происходит английское whirl, а также игра, от которой происходит немецкое Würfel – игральная кость.
Ўодър – вода. От него же происходит и староанглийское wæter, которое теперь превратилось в water. Однако следует разделять понятия water и wet – мокрый, так как последнее произошло от совсем другоё воды – wete, взятой древними германцами из догерманского субстрата. Слово wete попало также в и финский язык после того, как пришельцы-угры ассимилировали восточную часть того же народа, западную часть которого ассимилировали будущие германцы.

Сьнойг (раннем варианте сьнойгос) – снег. До монофтонгизаци дифтонгов «ѣ», ныне читаемая как [е] звуачала как [ой]. От снойга происходит и английское snow, и немецкое Schnee, латышское snìegs, а от более позднего варианта, когда дифтог уже монофтонгизировался, то есть, двузвучие обднозвучилось, происходит и санскритское स्नेह (snéha). Ныне принято считать, что снег белый. Однако для наших предков он, по-видимому, был синим, поскольку именно от сьнойга произошло прилагательное «сьной», после смещения ударения ставшее читаться как синий.
Рый – ручей, река, английское river, авестийское rаōđаh, греческое ροή (рой), таджикское руд. Ручей ЧертоРый протекал по линии нынешних Никитского и Гоголевского бульваров в Москве ещё лет двести назад. Отсюда же и русло, и глагол рыти, и даже рука. Более того, глагол рвати тоже происходит оттуда.

Шлѧп – мокрый. Отсюда шляпа и шлёпать.

Пъндь – след. От него происходит сразу два русских слова: путь и пята.  От древнерусского пѫнть, превратившегося в русском в путь, происходит английский глагол to find – находить, а от древнерусского пѧть, от которого происходят и пять, и пята, происходит path – тропа. Среди потомков этого слова также санскритское पथ (патха, осетинское фæндæг немецкое Pfad и греческое πάτος.

Пъд – нижняя часть ноги, низ. В русском языке от этого слова остались предлог под и приставка под-, а в английском foot. Кроме того, существуют древнегреческое πούς, латинское pēs, санскритское पद् (pad), староармянское ոտն (отн), латышское pēda.
Небс – облако. От него происходят хеттское nepis, санскритское नभस् (nábhas),  греческое νέφος (néphos), немецкое Nebel, литовское debesis и даже английские nuel и neveling, хотя последние обозначают нечто противположное небу.

Кьвр – червь и ковырять.

Жаль – гробница
Стан – место стоянки, деревня.
Грд – забор, частокол. Отсюда старославянское град, древнескандинавское Garð (тоже город) и английское guard.
Вълкс – шерсть. От слова вълкс происходит русские волос, волокно и глагол валять, а также английское wool, немецкое Wolle (шерсть). Само же слово вылкс происходит от выл – хвост, которым виляют современные русские собаки.
Шершть – шершавый, щетина, а позднее также и шерсть. От этого же слова происходят литовское šerys (щетина) и англйское hair (волос).
Косм – грива, коса (волосяная), косматый.
Тън – русское тонкий, английское thin, санскритское तनु (тану).
Кърт – короткий
Кость – кость
Краў – кровь. От него происходит санскритское क्रविस् (kravis). Греческое κρέας – мясо тоже происходит от этого стова. От крови же происходит и крана – рана. Английское raw, также обозначающее рану, а также сырое мясо, тоже происходит от нашего краў
Бьрьг – берег, скала, утёс, а также крепость, огороженная земляным валом. Отсюда же немецкое Berg.
Пта – птица
Дзверь (ѕвѣрь) – зверь. Отсюда же φήρ на эолийком диалекте древнегреческого языка, перешедшее в классическое древнегреческое θήρ. Отсюда же и латинское ferus, староанглийское dēor, превратившееся позднее в современное deer – олень, а также исландское dýr.
Крышна – кукушка. Происходит от крык – крик.
Куть (ранее – кундь) – собака. Отсюда – кутёнок, т.е., щенок. По-болгарски и по-македонски собака до сих пор куче, а на хинди – कुत्ता (кутта). От более старого варианта кундь происходит германское hund, осетинское куыдз. Интересно, что в санскрите есть оба слова, обозначающего собаку – куттур и сваг. В таджикском собака тоже обозначается обоими словами – саг и кучук, а сагбача означает щенок. Современное же русское слово собака происходит от слова събаг, которое имеет параллели с талышским сыпә и древнемидийским спака. 
Бър – медведь. Считается, что слово бэр это звукоподражание медвежьему рёву. От нашего бэра происходит английский bear. Впоследствии в русском  бэр был табуирован и зверя стали  называть сначала медведью, а потом и в мужском роде медведем – знатоком мёда. Ласкательное же прозвище мишка медведь получил путём заимствования из финно-угорских языков. Правда, ещё до бъра
Правда, ещё до бъра или наряду с ним существовал ещё один термин Ъркт. Его происхождение тоже звукоподражательное и происходит от глагола ъркть, который впоследствии превратился в рыкати, а ещё позднее в рычать. От ъркта происходит и Ўрча – медведица. По-латыни она звучит как ursa. По-авестийски – арша, на санскрите – रक्षस् (рáкшас), по-гречески – άρκτος, а по-осетински – арс.
Лють – волчица. Отсюда и латинское lupa, и русское лютый.
Вылък – волк. Родство с ним немецкого Wolf латышского vilks, литовского vilkas и староанглийским wulf тоже весьма очевидно. От этого же корня происходит и слова «воля», по-древнерусски – выль, а по-английски – will. также от вылка происходит и слово вый – вой.

Трус – кролик. По-белорусски до сих пор трус, а во множественом числе – трусы. Но не только по-белорусски. По-кашубски он trus, по-литовски – triušis, а по-латышски – trusis. По-осетнски же тæрхъус – заяц, а кролик называется хæдзарон тæрхъус – домашний заяц. Что же касается самого зайца, то он первоначально был плут. От него даже происходит глагол плутати, то есть, петлять, запутывать след, как это умеют зайцы Но и сам плут тоже происходит от глагола плути – скакать. Но почему же заяц всё-таки называется у нас зайцем. Здесь нам санскритское शश (заза) уже не поможет, так как оно довольно позднее. Зато поможет санскритское слово प्लुतगति (плутагайти). С первой его частью, то есть, с плутом всё понятно, но что же такое гайти? На языке хинди गति это скорость, а на санскрите – убегать. А теперь вспомним, что для славянского языка характерно чередование г-з-ж типа княгиня – князь – княжна. По этому же закону гáйти и превратилось в зáйти. Отсюда уже недалеко до нашего зайца, который одинаков во  всех славянских и балтиских языках: церк.-слав. заzць, русск. заяц, укр. за́яць, белор. за́яц, болг. за́ец, за́ек, сербохорв. зец, словенск. zаjес, zес, чешск. zajíc, словацк. zаjас, польск. zając, в.-луж. zаjас.,  латышск. zakis, лит. zuĩkis.

Гоў – корова. Отсюда и наша говядина, и английское cow, и хиндийское ग (го), и сербское говедо, и латышское govs, и амрмянское կով, и осетинское хъуг. Что же касается современной русской коровы, то слово, её обозначающее, происходит от глагола карвати, означавшего жевать. Этот глагол существовал, например, в санскрите в виде चर्वति – карвати – жевать, и в виде चर्वयति – карваяти – растирать зубами. В русском же сейчас с этим корнем используется глагол картавить.

Кобыль – кобыла. Отсюда и наша кобыла, и французское cheval. Происхождение кобылы учёные хотят приписать тюркскому миру. Однако наличие в осетинскогом языке слова къæбыла сводит на нет все их усилия в этом направлении. Правда, къæбыла это не лошадь, а щенок. А ещё есть слово хъыбыл, которое тоже щенок, но ещё и поросёнок, а также любой детёныш. таким образом, кобыла раньше обозначала жеребёнка.
Ложть – лошадь. Наш незабвенный Максисильян Романович Фасмер утверждал, что наша русская лошадь происходит от тюркского слова «алаша». На самом же деле лошадь имеет общий корень с глаголом «ложить», то есть, класть, и первоначально лошадь было ложтью, то есть, тем, кто везёт поклажу. А теперь попробуйте вслух произнести слово «ложть», и вы поймёте, почему ложть стала лошадью.
Английская же лошадь, именуемая там horse, наоборот, произошла от слова «груза», то есть, вьючная кобыла, перевозящая груз. Первоначально это было заимствованное у нас древними германцам слово «hrussą», которое затем превратилось в исландское hros, западнофризское hoars и староанглийское hors.

В английском языке есть и ещё одна лошадь – mare. Слово это через староанглийское miere происходит от древнегерманского marhaz. В русском же языке есть родственное ему слово мерин, которое зачем-то этимологизируют через калмыцкое мөрн, хотя сами калмыки появились гораздо позже появления на Руси этого слова.

Кстати говоря, именно арийцы первыми приручи лошадь. Также арийцы изобрели колесо. Колесо по-древнерусски называлось ўрать. В русском языке от этого слова сохранилось понятие таратайка. Это слово содержит корень ўрат- (врат-), содержащийся в словах вращать и врата (ворота). Слово «врать», то есть, извращать истину, тоже происходит от этого корня. Ворон, который кружит над потенциальной добычей, также имеет тот же корень. В латыни существовало близкое слову «ўрать» слово «rota», также обозначавшее колесо. В русских же языках колесо происходит о другого слова – «коло», обозначавшего круг. Слово «колєсѣ» было первоначально двойственным числом от слова «коло».
Кънь – конь и, одновременно, конец. Дело в том, что ещё в древнерусские времена конёк крыши венчали конской головой, сначала настоящей, позднее – деревянной. Увенчиванием дома конской головой ознаменовывался конец строительства. Потомки слова «кнь» встречаются только в славянских языках. «к» и «г» в древнерусском языке временами чередовались, и конь первоначально звучал как «гънь». Отсюда и гнать/гонять, и гонец.
Оўис – баран. Отсюда и наша овца, и латинское ovis. Первоначально этого овьца называли ғоўис, то есть, маленький ғоў. Ғоў же, как вы помните, был представителем крупного рогатого скота, в то время как ғоўис–оўис–овец – мелкого. Это «ғ» встречалось ещё в анатолийских языках, предок которого – язык, впоследствии ставший хеттским, выделился из нашего языка одним из самых первых. Так, в хеттском это было ғaўис, в ликийском – Ликийская ХЛикийская АЛикийская WЛикийская А (хаўа), а в армянском, который хотя и не относится к анатолийским, но жил от них поблизости, пастух выглядит как հովիվ (ховив). Но уже в древнегреческом  оўис стал называться  ϊς. В древнегерманском это слово уже звучало как awiz, а когда наш язык развился в славянский, это были уже овьн и овьца.

Овца же  на нашем древнем языке называлась паса, откуда и происходит слово «пасти», сохранившееся у нас с тех давних времён без изменений.

Агнь – ягнёнок
Свинь – свинья. Английское swine и немецкое Schwein, голландское zwijn, и датское и шведское svin тоже отсюда.

Гайдз – козёл. Ещё одна производная глагола гáйти, от которого происходит вышеупомянутый заяц. Отсюда и староанглийской gāt, превраившееся впоследствии в goat.

Ганс  – гусь. После появления закона открытого слога стал произноситься как гѫсь. От него произошли латышское zùoss английское goose и немецкое Gans, которое к тому же является уменьшительным вариантом имени Иоганн.

Орьл – орёл. Орлом он называется потому что орёт. То есть, от глагола орати (не путать с арати – пахать).

Прыг — лягушка. От этого слова происходит не только глагол «прыгать», но и английское существительное «frog», также обозначающее лягушку, в котором «п» перешло в «ф» по всё тому же закону Гримма. Нашему прыгу-лягуху близко и литовское sprugti. Кроме того, лягушка ещё называлась плава. В санскрите она тоже называется плава. Современное же слово «лягушка» отрашает особенность этго земноводного лягаться при прыжке задними лягами.

Рев – лев. В одной из надписей на ахейском языке он ещё обозначался как (ре-во, то есть, рев в звательном падеже), но уже в классическую эпоху писался по-гречески как λέων (леон). на этом основании его стали этимологизировать не как ревуна, а от заимствование аккадского слова (лаббу), которое ), которое в аккадским вообще-то обозначало собаку. Тем не менее, в дрвнееврейском языке, который, как и аккадский, относится у числу семитских, наряду со словом «אריה» (арие), обозначающим взрослого льва, имеется и слово «לָבִיא», обозначающее львёнка, а также слово «שַׁחַל», звучащее как шакал, но почему-то обозначающее льва.

Абло – яблоко. От него происходит аблонь – яблоня, латышское ābols и литовское obuolys. По закону Гримма в германских языках б превратилось в п, причём в двойное. В немецком же пп впоследствии в следствие действия закона Вернера, ещё более оглушилось до пф. В результате получились староанглийское æppel, голландское appel,  шведское äpple и немецкое Apfel.
Ога – ягода. От неё латышское uôga и литовское úoga. Происхождение слова связано с глазом оком. Ягоды глядели на собирательниц из травы как глаза. Ягода в старину имела ещё одно название
бьрига. От неё происходит староанглийское beriġe, со временем превратившееся в современное berry.
Мэд – мёд. Одному из его значений – медовухе – соответствует английское mead, а также санскритское मधु (mádhu).
Узем – виноград, растущий у земли. Из древнерусского это слово попало в тюркские, а уже потом в русский, став изюмом.
Веть, ветва – лоза. От неё ветвь.
Сака – ветвь. От неё происходит название саков. Собственно говоря, это не название племени, а первая часть названия каждой из ветвей этого народа – ветвь тигахаудов, ветвь хамоваров, ветвь парадариев, ветвь парасугудов. Семень – семя, от сейти – сеять. Готское semen, латвийское sēkla, английское seed, армянское սերմ, латинское sēmen.

Дьрвьня – выкорчеванный участок леса. Происходит от глагола дьрьти – драть. От него происходит латышское druva – пашня.
Браш – мукá, которая по-украински борошно, а по-старославянки – брашно. По-саксонски же brosmo это хлебая крошка.
Мукати – сеять. Отсюда произошло и слово мучиться.
Граб – захват. Отсюда и грабить, и грабли, и заграбастать, и даже английское grab.

Сак – мешок, сачёк. От него - латинское saccus, греческое σάκκος, голландское zak, английское sack, норвежское sekk, шведское säck, а также заимствованное в финский и ижорский как säkki.
Солн – солнце. В латинском выпало «н» и осталось solem, а в германских выпало «л» и осталось немецкое Sonne и английское sun. И только в русском ничего не выпало.
Веснь – весна
Яр – год. Отсюда славянское яра – весна, сохранившееся в слове «яровые», а также английское year и немецкое Jahr.

Сколд – холод. От него происходят и русское «холод» и английское «cold».

Скьндь – тонкие ошмётки кожи, которые слезают после загара. От этого слова происходят сразу два русских понятия: худой и скудный, а также английское «skin». Отсюда же и латинское scindere ‎– облуплять.

ПЛС – очень многозначная второоснова, включающая в себя первооснову ПЛ – плыть, плот, fly, Fliege – и вторичное С, превращающееся в русском в з, ш или х. Очень нехорошее звукосочетание в сознании наших предков. Начать хотя бы с того, что ПоЛъЗ это змея, которая ползёт. А всё что связано со змеями, ПЛоХо, в том числе и ПЛеШь. Отсюда происходят и более нейтральные слова, такие как ПЛоСкий и ПоЛоСа.

ЛГХ – противоположность предыдущему – ЛёГкий, английское light в обоих его значениях – и свет и лёгкий, латинское lūx, русское луч, армянское լույս (луйус – свет).


Древнерусское прилагательное

Гўел – злой, квёлый, хворать.
Гъльт – Дзолт – жёлтый, золото, древнегерманское gulþą, английское gold. Гелюхн – зелёный, буквально – сосновый

Год – хороший, по-русски – годный, по-английски – good.

Гътъ – современное русское готов, немецкое Gott, английское god.
Добер – хороший. От корня «даўб» – добыча. С этим же корнем слово «добь» – год. Нынешнее слово «долбить» также образовано от древнего глагола «даўбтей».Армянский кузнец դարբին ‎(darbin) тоже происходит от нашего корня «даўб».
Рус – свелый, чистый.
Шворт – чёрный. Староанглийское sweart, немецкое schwarz и даже латинское sordēre – грязь прослеживаются хорошо.

Древнерусский глагол

Глаголы в неопределённой форме заканчивались на -ть, соответствующее нашему -ть. Будущего времени в нашем языке не существовало, а настоящее и прошедшее времена различались разными личными окончаниями. Современных русских приставок ещё не существовало. Не существовало и вспомогательных глаголов типа английского to have, происходящего от глагола хабть, имеющего современную форму хапать, или новоиспанского haber, происходящего от латинского habere, имеющего ту же основу. Поэтому для различия совершенного и несовершенного вида одного и того же глагола использовались фактически разные слова. Разные слова использовались и для обозначения действия, происходящего постоянно и действия, происходящего в определённый момент времени. Именно поэтому различные формы глагола бъть имеют разные корни. В современном языке это различие корней, на научной фене называемое супплетивизмом, сохранить в таких глагольных парах, как ходить/идти или быть/есть, и есть предком глагола быть был бъть, то предком его формы есть был глагол эсть.

Глагол «бъть/эсть» означал то же самое, что современный русский «быть/есть» и новоанглийский be/is. В санскрите ему соответствует भवति (bhavati), в персидском – ودن‏ (budan), а в латышском – būt. Однако нынешнее значение этого глагола первоначально не было единственным – вторым его значением было 'прорастать'. Именно от этого значения происходит поросшая сквозь землю былинка и то быльё, которым порастает брошенный дачный участок. В некоторых потомках нашего древнего языка этот глагол сохранился именно в этом значении. Так, в древнегреческом потомок этого слова выглядело как  φύω – выращивать, производить (в греческом наше б заменяется на φ), а в староармянском как բոյս – растение. Здесь надо отметить, что глагол есть, означающий 'кушать', происходит от совершенно другого глагола – глагола «едть». От него происходит санкритское आदयति (ādáyati), английское eat, латинское edō, древнегреческое ἔδω, литовское ėsti.

Я есть

 Эсмь (можно сказать и «аг эсмь», но личные местоимения, как правило, с глаголом не применялись, а кто производит это действие было видно по личному окончанию)

Ты есть

Эси

Вы есть

Эстыд

Ва есть

Эсва

Он есть

Эсти

Мы есть

Эсмы

Вѣ есть (то есть, нас двое есть)

Эсвѣ

Их двое есть

Эстэ

Они есть

Суть

 

Примеры наших древних глаголов
Таўть – русское таять, английское thaw, немецкое thouwen
Коўть – ковать, ударять. От него же происходит английское hew.
Текть – русское течь, древнегреческое τκω

Кáть – катить. Отсюда и ката – тележка.
Есть – есть в значении питаться
Легть – лежать
Седть – сидеть.

Грасть – расти. Отсюда английские глагол  to grow, прилагательное green и существительное grass
Бэрть – русское брать, староанглийское beran, новоанглийское to bear.
Йбать – совершать половой акт, играя при этом активную роль. Однокоренное со словом «Батырь». Отсюда же родственное санскритское यभति (yabhati).
Бьрьгть – беречь, защищать.
Брдть – кочевать. Очень близко к слову «бродить».

Гълать – ходить, гулять.

Пьть – пить. Совпадает с санскритским पीयते (пьяти). Правда, кроме него в санскрите был также и पिबति (пибати). Коррелирует с латинским pōtō.
Пойть – петь. Впоследствии дифтонг  «ой» превратился в «ѣ».
Пьсать – мочиться по-мужски, а также метить, писáть и рисовать. В большинстве диалектов русского языка слова «писáть» и «пúсать» отличаются лишь ударением. Правда, в некоторых регионах, чтобы получить фонетическое различие, произносят пúсять. Секрет похожести этой пары лежит в их одинаковом происхождении. В Древнерусском языке наших предков существовал глагол «пьсати». Первоначально он означал мочиться по-мужски (женщины мочились посредством слова «ссэти»). Этот глагол сохранился и в других потомках нашего праязыка: в латыни – pissio, в немецком – pissen, в английском – to piss. При помощи этого же глагола мочился и пёс, который посредством мочеиспускания также и метил свою территорию. Именно поэтому пёс и получил своё название, происходящее от т ого же корня и одинаковое для всех славянских языков. Так вот от слова «пьсати» в значении «метить» и произошло слово «писáть». Этот глагол означал не только писать, но и рисовать. Поэтому в современном литовском языке piẽšti – это рисовать, а piẽšas – веснушки. От этого же значения этого сова происходит и прилагательное «пёстрый», что первоначально означало «меченый», то есть, покрытый пятнами.
Пьс – пёс
Сцэть – мочиться по-женски. Более поздний вариант сцыкати. От него образовалось старое название клитора сикель. От этого же слова происходит глагол «цедить». В английском языке потомком этого слова является слово shed, означающее «пролить». Санскритсое सिञ्चति (сыкати) тоже имело значение отливать.

Йехть – ехать. По-литовки – eiti, по-латышски – iet, на санскрите – याति (yāti)
Пэрдьть – пердеть. В германских языках «п» по закону Гримма сменилось на «f» и получились английское fart и немецкое Furz, а уже от этого немецкого слова произошла фамилия министра культуры Фурцевой и недавнего министра образования Фурсенко.
Береть – нести. От нашего глагола «береть» происходит не только to bear, пришедший в староанглийский из древнесаксонского в виде beran, но и латинское ferre, армянское բերեմ (berem) и греческое φέρω (phérō). В современном же русском языке от него происходит не глагол «брать», как может показаться на основании того, что форма третьего лица единственного числа настоящего времени этого глагола звучит как «берёт». На самом же деле нынешним потомком глагола «береть» стал глагол «переть». Другим потомком этого слова является понятие беременности, то есть вынашивания будущего ребёнка. Именно от этого смыслового оттенка глагола «береть» и произошло в своё время древнегерманское beraną, которое в языке саксов – одних их предков британских учёных – превратилось в упомянутое beran и теперь стало неправильным глаголом to bear → bore → born. От глагола «береть» происходят также русское вор и греческое φώρ, а глагол «брать» происходит совсем от другого слова – слова «брати».

Спряжение древнерусских глаголов

Беру

 Берѧ

Берёшь

Бересь

Берёте

Берѫнть

(Ва) берётя

Берета

Берёт

Беретъ

Берём

Беремы

ѣ) беретѣ (то есть, мы вдвоём берём)

Беревѣ

Их двое берут

Беретэ

Берут

Берятъ


Числительные в древнерусском языке тоже во многом совпадали с современными русскими
Перст – палец, первый. В английском в результате замены п на f получилось first.
Дрг, дво – второй
Ойно – один, одно. В древности оно звучало как [ойдно]. Слово это произошло от слова «око» и означало очко на игральной кости. Именно такое значение оно имело ещё в древнегреческом, где выглядело как οἶος. Кроме того, в тюрко-кипчакских языках, где имеется такое множество древнерусских слов, которое невозможно объяснить простым заимствованием, есть слово «ойын», которое так и переводится как «играть».
Два – два. Это числительное происходить от старого-престарого слова глагола «двьг», в период существования дифтонгов имевшего вид «дуейг». Так что первоначально дуо было прилагательным, образованным от слова «дуейг». Помимо числительного «два», от этого слова происходят английское twig, голландское twijg и немецкое «Zweig» — 'ветка', а в русском от него остался глагол «двигать». Первоначально этот глагол означал 'раздвигать ветки при прохождении через чащу, а потом с помощью этого глагола, уже после выделения из нашего языка побочных ветвей, стали двигать и всё остальное.
Тры – три
Квтырь – четыре
Квтырть – четверть
Квытро – четверо
Квытрой – четвёртый
Пѧсть – пять. От него у нас сохранилось слово «запястье». Более ранний вариант – пьнксть.
Пенктой – пятый
Шэшт – шесть
Сэптьмь – Происхождение числительного «семь» связано, как это ни покажется странным, с прилагательным «сытый». Сытый, или, как говорили в описываемые стародавние времена, съптъ, означало не столько наевшийся – такое значение было в первое время переносно-ироническим, сколько наполненный. Наполняли же ёмкости посредством глагола «(на)сыпать», который тогда звучал как съпть. И когда ёмкость была полна, говорили «съптън», то есть, насыпан. германских языках «п» по закону Гримма превратилось в «ф», вследствие чего получилось староанглийское «seofon». Однако, оказавшись между двумя гласными, «ф» превращалось то в «v» как в новоанглийском «seven», то в «b» как в немецком «sieben».
Окт – восемь. Происхождение числительного «восемь» объясняется очень легко: его источником служит оксть, то есть, кость. И не просто кость, а мосол. У мосла, как и у куба имеется шесть граней и восемь вершин. Именно от числа вершин мосла и происходит восьмёрка. Даже начертание восьмёрки это не что иное как стилизованный мосол.
Дньвьнть – девять. Означало одновременно ‘новый’, ‘дневной’ и  ‘девственный’. От этого же корня происходит и слово ‘невеста’.
Дексмть – десять первоначально означало связку пальцев обеих рук, сжатых в замок.
Дводкть – двадцать
Сатам – сто, сотня. Давным-давно у западных арийцев [с] превратилось в [к] (этот процесс у лингвистов называется сатемизацией) и, соответственно, сто стало произноситься как кентум.
Тышт – тысяча
 

Наречия
Мънъг – русское много, готское managai, древневерхненемецкое manage, староанглийское  manige.
 


Смотрите по теме:
Происхождение русского мата

Почему санскрит так похож на русский

Происхождение украинского национализма
Происхождение русского мата

 Русские
Украинцы

История Украины
Татары
Мордва
Удмурты
Узбеки
Казахи
Киргизы
Башкиры
Чуваши
Чеченцы
Армяне
Осетины
Аварцы
Осетины
Чукчи
Цыгане
Бесермяне
Кухни разных народов

Православные молитвы на всякую потребу

Великий Новгород
Средняя продолжительность жизни в странах мира
Лидеры всех стран и их портреты
Автомат Калашникова
Сколько пленных мы взяли за время войны
Во что верят китайцы
Первый советский ноутбук