Рейтинг@Mail.ru

 

День в истории авто

 28 июня 1914 года

на эрцгерцога Франца Фердинанда, наследного принца Австро-Венгерской империи, ехавшего по улицам Сараево в роскошном открытом автомобиле Graf & Stift-28/32РS в кузове фаэтон, совершено покушение

Начавшаяся Первая мировая война в один момент покончила с «Грэф унд Штифт», специализирующейся исключительно на выпуске дорогостоящих автомобилей для высокопоставленных особ.
Это были очень надежные и в тоже время комфортабельные изделия, отделанные в салоне с особой роскошью. На «грэфах» ездили австрийский эрц-герцог Георг Вильгельм, кайзер Франц Йозеф I.
Правда, само начало военного конфликта без участия этой автомобильной компании не обошлось.
За полгода до означенных событий богатый граф Франц Мария Альфред Харрах, родственник австрийской венценосной семьи приобрел в компании шикарный Graf & Stift-28/32РS в кузове фаэтон.
Когда эрцгерцог Франц Фердинанд д’Эсте решил посетить один из своих доминионов, а именно, Боснию, в связи с празднованием 525-летия Косовской битвы (там турки разгромили сербов), граф, сопровождающий высокородную особу, предложил воспользоваться его автомобилем. Эрцгерцог с радостью принял предложение.
28 июня 1914 года, когда австрийский вельможа со своей супругой графиней Софией Хотек прибыл в Сараево, его ждала чрезвычайно «теплая» встреча. Несмотря на охрану из 120 военных, из толпы к машине Франца Фердинанда смог прорваться террорист и метнуть бомбу. Однако она, попав в складки сложенной крыши, упала под колеса, где и взорвалась, покалечив около 20 прохожих и не принеся вреда пассажирам.
Тут бы процессии свернуться и не испытывать больше судьбу. Так нет же! Кавалькада из нескольких машин, конных экипажей и всадников продолжила парадный въезд в город.
Граф Харрах с обнаженной саблей занял пост на подножке G&S.
В толпе зевак кортеж поджидали еще несколько бомбистов, но все они не смогли воспользоваться подходящим моментом. А вот некто Гаврила Принцип смог. Во время очередной остановки ему удалось просочиться сквозь кордон и произвести ровно два выстрела из револьвера. Одна из пуль пробила сонную артерию Франца Фердинанда, вторая – брюшную аорту его жены, что сделало преступление необычайно кровавым. Франца Фердинанда на этой же машине доставили в правительственный дворец, где он и умер, не приходя в сознание. Его супруга скончалась еще по дороге.
Данное событие послужило поводом, который дал правительствам разных стран возможность обвинить друг друга в заговорах и начать Первую мировую войну. Поводом, а не причиной, коей было стремление крупных государств заняться небольшой перекройкой мировой карты.
Но политика и войны – не наша тема. Мы говорим об автомобиле.
Меченный кровью высокородных особ Graf & Stift Харрах отказался держать в своем гараже и уступил его военному ведомству за сравнительно небольшую цену. Военным, как известно, разные там предрассудки «до фонаря», тем более когда война на дворе. Машина была передана в руки прославленного генерала Патевека.
Патевека просто преследовали военные неудачи, а его штабной автомобиль заработал репутацию «черного вестника». В битве при Вальеве командующий получил катастрофический разгром, вследствие чего срочно вышел в отставку, вернулся к себе на родину и… сошел с ума.
После такой неблаговидной «боевой» репутации никто из командного состава австро-венгерской армии не захотел воспользоваться автомобилем. И, в конце концов, машину закрепили за штабным офицером. Ровно месяц было отведено вояке на наслаждение от пользования роскошным Graf & Stift. Затем на марше зазевавшийся водитель со всего маху вогнал машину в мощный бампер грузовика. Не выжил никто: ни офицер, ни водитель, ни два сопровождавших солдата.
Австро-венгерские войска совместно с Германией, как известно, проиграли войну странам Антанты. Военное имущество перешло в руки победителей. В том числе им достался и пострадавший фаэтон. Поскольку двигатель и салон автомобиля оказались в хорошем состоянии, это чудо австрийской мысли было аккуратно восстановлено и вручено коменданту Югославии.
Из-за большого размера и немалой стоимости запчастей комендант крайне редко пользовался машиной. К тому ж, он был в курсе, что за ней тянется «хвост» не самых приятных историй. Но даже редкое использование не помешало «черному» провидению вмешаться в судьбу ее владельца. Мало того, что даже в редких поездках автомобиль всегда оказывался замешанным в неприятных инцидентах, в 1919 году он перевернулся на повороте, убив шофера и лишив самого коменданта руки.

Новым властям больше не захотелось иметь дело с «несчастливой» техникой. Однако не выбрасывать же дорогую игрушку! G&S сняли с довольствия и продали с аукциона ничего не подозревающему врачу. Это был преуспевающий врач, имевший большую частную практику, но, в тоже время, не забывавший оказывать неимущим слоям населения бесплатную медицинскую помощь. Для этого он специально выезжал в близлежащие деревни. В одной из таких поездок, аккурат через год после приобретения, на пустынной проселочной дороге автомобиль снова перевернулся, отправив на тот свет своего владельца и, при этом, придавив двух крестьян, стоявших на обочине дороги.
Затем Graf & Stift поменял еще около десятка хозяев, из которых только один не пострадал в аварии. Это был богатый ювелир. …Он покончил жизнь самоубийством.
Последним владельцем машины стал Тибор Хиршфилд. Буквально через несколько дней после покупки он отправился на ней на свадьбу и, уже возвращаясь назад, столкнулся с автобусом. Вместе с ним покинули этот мир еще четыре пассажира.
Имеется точное число жертв «несчастливого» автомобиля – двадцать два человека!
Сегодня данный «грэф» в отличном состоянии и готов в дорогу. Но не волнуйтесь, сотрудники Венского военно-исторического музея, где он теперь является экспонатом, гарантируют, что автомобиль лишен возможности сдвинуться с подиума.