Рейтинг@Mail.ru

 

День в истории авто

 14 июля 1941 года

состоялось первое боевое применение реактивной установки залпового огня, прозванной в народе «катюшей»

<strong>&kcy;&acy;&tcy;&yucy;&shcy;&acy;</strong> &vcy; &bcy;&ocy;&yucy;Так совпало, что всего за день до первого боевого применения катюши, но, правда, двадцатью годами ранее родился Андрей Сапронов, который и придумал называть эту самую ракетную установку «катюшами». Все мы привыкли видеть в кадрах документальной хроники «катюши», установленные на шасси американских автомобилей Студебекера US-6. В художественных же фильмах чаще всего показаны послевоенные установки, смонтированные на шасси автомобиля ЗиЛ-157. Однако в дни, когда прозвучали первые катюшечные залпы, ни Студебекеров, ни тем более 157-х ЗиЛов в Красной Армии ещё не было. В те летние дни 1941 года реактивные установки БМ-13-16 монтировались на довольно редких даже тогда грузовиках ЗиС-6. Об этом-то оружейном комплексе мы и расскажем. А рассказ этот мы начнем с исправления одной исторической неточности. Дело в том, что в большинстве книг о войне – как научных, так и художественных – днём первого применения «катюши» названа среда, 16 июля 1941 года. В тот день батарея под командованием капитана Флерова нанесла уда по только что занятой противником железнодорожной станции Орша и уничтожила скопившиеся на ней советские эшелоны со всяким народнохозяйственным добром, которое незадолго до потери Орши подготовили к эвакуации, но при поспешном бегстве не успели эвакуировать.
Однако на самом деле батарея Ивана Андреевича Флёрова была впервые задействована на фронте двумя днями ранее: 14 июля 1941 года было осуществлено три залпа по городу Рудня Смоленской области. Этот городок с населением всего в 9 тысяч человек находится на Витебской возвышенности на реке Малая Березина в 68 км от Смоленска у самой границе России и Белоруссии. В тот день немцы захватили Рудню, и на базарной площади городка скопилось большое количество военной техники. В этот момент на высоком крутом западном берегу Малой Березины и появилась батарея Флёрова. С неожиданного для противника западного направления она ударила по базарной площади. Едва смолк звук последнего залпа, один из бойцов-артиллеристов по фамилии Каширин во весь голос запел популярную в те годы песню «катюша», написанную в 1938 году Матвеем Блантером на слова Михаила Исаковского.
В тот день к батарее Флёрова был прикомандирован сержант-связист Андрей Сапронов, обеспечивавший связь батареи с командованием. Едва лишь сержант услышал про то, как катюша выходила на высокий берег, на крутой, он тут же вспомнил, как только что на такой же высокий и крутой берег входили пусковые установки реактивных снарядов, и, докладывая в штаб, 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии о выполни Флёровым боевого задания, связист Сапронов сказал: «катюша спела на отлично». Значение только что придуманного кодового слова в штабе батальона поняли, и слово это пошло сначала в штаб дивизии, а потом и в штаб армии. Так после первого же боевого применения за установкой БМ-13-16 закрепилось название «катюша».
Историю «катюши» невозможно представить без истории её первого носителя грузовика ЗиС-6. Прототипом трехосного ЗиСа в начале 30-х был грузовик АМО-3-НАТИ, созданный на базе двухосного грузовика АМО-3, который в свою очередь представлял собой копию американского грузовика Autocar-5S. Однако когда оба эти грузовика пошли в серию, завод АМО уже переименовали в завод имени Сталина, и потому двухосный вариант пошёл в серию под обозначением ЗиС-5, а трёхосный – под обозначением ЗиС-6.
Автомобиль представлял собой грузовик повышенной проходимости с двухскатной ошиновкой задних мостов. Длина его при 4980-миллиметровой колёсной базе составляла 6600 миллиметров, а ширина равнялась 2235 мм. На автомобиле был установлен тот же рядный шестицилиндровый с карбюраторный двигатель водяным охлаждением, что устанавливался и на ЗиС-5. Диаметр его цилиндра был равен 101,6 мм, а ход поршня составлял 114,3 мм. Таким образом, его рабочий объём был равен 5560 кубическим сантиметрам, так что указываемый в большинстве источников объем в 5555 куб. см является результатом чьей-то ошибки, растиражированной впоследствии многими серьёзными изданиями. При 2300 об/мин двигатель, имевший 4,6-кратную степень сжатия, развивал неплохую по тем временам 73-силную мощность, но из-за большой нагрузки максимальная скорость ограничивалась 55 километрами в час. В 1940 году были попытки установить на ЗиС-6 опытный автомобильный шестицилиндровый дизель ЗИС-Д-7 мощностью 96-98 л. с. при 2200 об/мин. Запас хода автомобиля вырос на треть, но максимальная скорость из-за увеличения массы упала до 48 км/ч. Освоить в производстве двигатель Д-7 до войны не успели, однако он послужил основой для создания удачного тракторного 4-цилиндрового дизеля Д-35, получившего широкое распространение после войны.
Чего только не создавали на базе ЗиС-6: и фургон-радиостанцию, и топливозаправщик БЗ-35, применявшийся, в основном, в авиации, и передвижную 30-киловаттную электростанцию АЭС-4, и прожектор ПО-15-8, и звукоулавливатель ЗТ-5, и 3-тонный автокран АК-3, и даже экспериментальный бронеавтомобиль БА-11. В серию БА-11 должен был пойти в 1941 году, но изготовлена была только партия из 16 бронеавтомобилей. Все они успешно участвовали в боях при обороне Ленинграда и были успешно потеряны при оставлении Лужского рубежа. При этом шесть БА-11 погибли в бою, а остальные десять были брошены экипажами в исправном состоянии и достались немцам.
&kcy;&acy;&tcy;&yucy;&shcy;&acy;

Но самой знаменитой машиной из созданных на базе ЗиС-6 стала, конечно, та самая катюша.
Первоначально реактивные снаряды предполагалось применять в авиации. Реактивные снаряды РС-82, установленные на И-16, были опробованы нашими лётчиками на Халхин-Голе. За 11 дней боев ракетным оружием было сбито 13 самолетов противника. По характеру повреждений японцы решили, что хитроумные русские каким-то образом сумели поставить на истребители 76 мм пушки.
Корпус реактивного снаряда представлял собой сварной цилиндр, поделённый на три отсека — отсек боевой части, двигательный отсек (камера сгорания с топливом) и реактивное сопло. Снаряд РС-132 для установки БМ-13 имел длину 1465 мм, диаметр 132 миллиметра и весил 42,36 кг. Внутри цилиндра с оперением находилась твёрдая нитроцеллюлоза. Масса боевой части составляла 21,3 кг. Масса взрывчатого вещества составляла 4,9 кг, что превосходила взрывную мощь 130-мм артиллерийского снаряда, содержавшего 4,17 кг ВВ в фугасном варианте и 3,64 кг в осколочном. Вместо взрывчатого вещества в снаряде катюши могло применяться и отравляющее, семь литров которого заливалось в головную часть. Снаряд отрывался от направляющих на скорости 70 м/с, а на траектории достигал скорости 355 м/с. Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.
Летом 1939 года в кузове грузовика ЗиС-6 была смонтирована первая экспериментальная установка реактивного залпового огня МУ-2. В ней направляющие располагались поперек хода машины. А осенью того же года появилась М-132 с продольно расположенными направляющими. У такого расположения был существенный недостаток – кабина сильно ограничивала минимальный угол наведения. Однако этот недостаток компенсировался существенным увеличением кучности при более длинных направляющих.
В 1940-м появилась пусковая установка М-13-16, которую попытались установить на ЗиС-5. Однако шасси стандартного двухосного грузовика оказалось перетяжелённым и не выдерживало интенсивной стрельбы. Кроме того, совершенно неудовлетворительной была проходимость на грунте. Поэтому-то, первые пять опытных установок БМ-13-16 и были изготовлены на шасси ЗиС-6. На 21 июня 1941 года в Красной Армии имелись 10 экспериментальных установок БМ-13-16.
С началом войны на воронежском заводе имени Коминтерна и на московском заводе «Компрессор» было организовано серийное производство «катюш» на шасси ЗиС-6. Однако Завод имени Сталина не мог выдавать шасси ЗиС-6 в нужном количестве. Поэтому осенью 1941 года автомобили ЗиС-6 пришлось реквизировать из автопарков различных гражданских организаций и военных частей по специальному мобилизационному предписанию. В дело пошли и машины с бортовыми платформами, и автокраны, и самосвалы.
Все эти кузова демонтировались, а на их месте устанавливались направляющие для реактивных снарядов До ноября 1941 года удалось изготовить 600 таких установок. Из-за приближения немцев к Москве Завод имени Сталина пришлось эвакуировать в Ульяновск. Поэтому производство ЗиС-6 с 15 октября 1941 года было прекращено. В Ульяновске производство ЗиС-6 не возобновлялось. «Катюши» стали монтировать на трактора, артиллерийские тягачи и даже на танки Т-60. Однако по маневренным возможностям такие установки на шли ни в какой сравнение с установками на базе ЗиС-6. Лишь с появлением установки БМ-13Н на шасси Студебекера US-6 проблема подвижность «катюш» была решена.
Практически все «Катюши», собранные на базе отечественных грузовиков ЗиС-6, уничтожила война. На сегодняшний день во всём СНГ их сохранилось только одиннадцать экземпляров.

Один находится в Петербургском артиллерийском музее, второй — в Запорожье. Третий миномёт на базе полуторки установлен в качестве памятника в Кировограде.
Четвёртый стоит в Нижегородском кремле. Пятый находится в музее под открытым небом «Военная горка» в Темрюке. Ещё один экземпляр расположен в ПГТ Яковлево Белгородской области около Прохоровки. Седьмой находится в Москве, на территории бывшего НИИТП. Ещё два находятся на территории Севастопольской диорамы в Крыму. Десятый установлен в Новосибирске, на монументе славы. Одиннадцатый же содержится в Киеве в Музее Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
В послевоенное время катюши собирались заменить установкой БМ-14-16, смонтированной на шасси ГАЗ-63, но принятая на вооружение в 1952 году установка смогла заменить катюшу лишь частично, и поэтому до самого внедрения в войска установки ГрадБМ-21 Гард катюши продолжали выпускаться на шасси автомобиля ЗиС-151, ЗиЛ-157 и даже ЗиЛ-131.